Нейролептики

Нейролептики

Нейролептики, антипсихотики – препараты, применяемые для лечения психозов, в частности, шизофрении - довольно молодая группа лекарственных средств. Они существуют в медицинской практике около 60 лет. И, надо сказать, вокруг этих препаратов уже сложилось немало легенд.


Нейролептики

Нейролептики, антипсихотики – препараты, применяемые для лечения психозов, в частности, шизофрении - довольно молодая группа лекарственных средств. Они существуют в медицинской практике около 60 лет. И, надо сказать, вокруг этих препаратов уже сложилось немало легенд. К сожалению, легенды эти, в основном, жутковатого содержания. Говорят, что нейролептики «глушат психику», делают людей слабоумными, «превращают в овощ» и т.д. Конечно, в основе этих слухов лежат, порой, вполне реальные побочные эффекты нейролептиков, особенно «старых» нейролептиков.

Изобретение

Итак, как же появилась на свете эта таинственная группа лекарств?

С тех пор как психические заболевания признали заболеваниями (примерно середина 19 века) начались попытки лечения их классическими медицинскими способами, в том числе лекарственными средствами. Применялись барбитураты, и даже наркотические препараты. Однако до 50-ых годов 20 столетия как-либо существенно помочь пациентам, страдающим психозами не удавалось.

Так было до появления первого и, наверное, самого знаменитого и в наши дни антипсихотика – аминазина. Первоначально этот препарат был синтезирован в числе других производных фенотиазина как противопаразитарное средство. Затем его мощное седативное (успокаивающее, затормаживающее действие) было оценено хирургами – это средство стало использоваться для усиления наркоза во время операций.

В декабре 1952 года американский психиатр Фрэнк Айд первым стал применять аминазин для лечения больных шизофренией. Не смотря на огромное количество побочных эффектов, этот препарат показал свою эффективность в лечении таких расстройств, как например, кататонический ступор или фебрильная шизофрения, которые ранее считались неизлечимыми. Пациенты с кататонией сейчас встречаются крайне редко, так как это состояние легко купируется нейролептиками. В первой же половине 20 века эти тяжёлые больные, годами лежащие неподвижно, фактически, напоминающие неврологических пациентов, страдающих параличами, составляли значительную часть пациентов психиатрических клиник. При таком состоянии как фебрильная шизофрения – шизофренический приступ, сопровождающийся кататоническим ступором, расстройством сознания, повышением температуры до 40 градусов и выше и расстройством функции самых разных органов – аминазин и в наши дни является единственным средством скорой помощи. В 50-ые аминазин стал фактически панацеей в психиатрии. Им удавалось лечить психомоторное возбуждение, бред, галлюцинации, психические автоматизмы (ощущение, что мысли, чувства и даже движения навязаны пациенту кем-то или чем-то чужеродным, враждебным). Стоит ли удивляться, что и сейчас, в 21 веке, толи по традиции, толи в знак уважения к этому чудо-препарату процедурный кабинет в некоторых психиатрических больницах именуют «аминазиновым», а тетрадь врачебных назначений называют «аминазиновой» или просто «аминазинкой». Эффективность же других антипсихотических средств и сейчас оценивают в аминазиновом эквиваленте.

И всё-таки как бы ни был хорош аминазин, применение его вызывало слишком много побочных эффектов. Это и вялое, заторможенное состояние, которое делало невозможным длительную поддерживающую терапию аминазином, и токсический эффект препарата на большинство внутренних органов. Эти недостатки подталкивали исследователей к созданию новых антипсихотиков. Так появились ряд родственных аминазину по химическому строению веществ. Самым известным из них является тизерцин – мощный нейролептик с выраженным седативным эффектом, применяемый и сейчас.

В 1957 году бельгийская компания Janssen Pharmaceuticaсоздаёт другой, пожалуй, не менее знаменитый, чем аминазин, нейролептик – галоперидол. Препарат оказался эффективнее аминазина по действию на галлюцинаторно-бредовую симптоматику, обладал меньшей токсичностью и меньшим нежелательным седативным действием, что дало возможность использовать его для длительной поддерживающей терапии. Однако не заставил себя ждать и печальный побочный эффект галоперидола – лекарственный паркинсонизм. У всех пациентов на фоне приёма этого препарата повышался мышечный тонус, начинался тремор – дрожание конечностей. Психиатрические клиники заполнились пациентами, которые перемещались крайне медленно, шаркающей походкой, с трудом обслуживали себя из-за тремора рук. Другим неприятным эффектом галоперидола было выраженное слюноотделение. К счастью довольно успешной оказалась коррекция этих расстройств с помощью препаратов для лечения болезни Паркинсона, неврологического заболевания, сопровождающегося тремором, скованностью движений. Наиболее применяемым корректором стал циклодол. В наши дни большинство нейролептиков требуют назначения циклодола в качестве корректора их побочных эффектов. Правда побочным эффектом самого циклодола являются яркие зрительные галлюцинации… Это его свойство подталкивает некоторых пациентов, особенно склонных к наркотизации, к самостоятельному переходу на лечение только циклодолом – своего рода «монотерапию». Описан даже циклодоловый делирий – состояние сходное с алкогольным делирием или, выражаясь проще, «белой горячкой». В общем, здесь на первый план выходит подбор адекватных доз самого нейролептика и циклодола.

Вслед за аминазином и галоперидолом в психиатрическую практику поступил целый ряд препаратов, которые сейчас называют типичными нейролептиками. Эти препараты и сейчас весьма эффективны в лечении бреда и галлюцинаций, однако вызывают ряд побочных эффектов, в первую очередь, двигательные нарушения, и требуют назначения корректоров при их использовании.

С начала 90-ых годов в психиатрии начинается эра атипичных нейролептиков – препаратов, вызывающих значительно меньше побочных эффектов, чем типичны нейролептики. Справедливости ради надо сказать, что первый препарат с атипичными свойствами – клозапин (азалептин) – был синтезирован ещё в 1959 году. В 70-ых годах он был повсеместно изъят из использования в связи с тем, что вызывал агранулоцитоз – уменьшение количества лейкоцитов, чреватое тяжёлыми инфекционными осложнениями. Однако в 90-ые препарат с особой осторожностью вновь начинает использоваться из-за обнаруженных у него новых свойств и преимуществ, в частности эффективности при психозах, не поддающихся лечению другими препаратами. Он также не вызывал тех двигательных нарушений (тремор, скованность), которые были характерны для применяемых тогда типичных нейролептиков.

Действуя более тонко и избирательно на процесс передачи нервного импульса в головном мозге, атипичные нейролептики в 90-ые годы уверенно теснят своих типичных предшественников. Синтезируются такие широко применяемые сейчас препараты как рисполепт, зипрекса, сероквель. В настоящее время в странах запада в 80% случаях для лечения психозов используются атипичные нейролептики. В нашей стране соотношение «типиков» и «атипиков», как называют их врачи, увы, обратное: 80% пациентов получает лечение типичными препаратами.

Ещё одним преимуществом «атипиков» иногда называют влияние на так называемую негативную симптоматику шизофрении, под которой понимают изменения личности пациента, такие как нарастающее безразличие к жизни, уход в свой внутренний мир, утрату прежних интересов и желаний. В конечном итоге, именно эти болезненные перемены в душевном облике пациента приводят его к инвалидности, вырывают из социума. С влиянием на негативную симптоматику связывают действие пока единственного атипичного нейролептика второго поколения – арипипразола, появившегося на мировом рынке в 2002 году. Этот препарат обладает принципиально новым механизмом действия по сравнению с другими нейролептиками.

Однако, если оценить эффективность препарата в плане его влияния на бред и галлюцинации относительно легко (галлюцинации или есть или их нет), то влияние на негативную симптоматику оценить сложно. Поэтому вопрос о возможности коррекции негативной симптоматики атипичными нейролептиками остаётся открытым. В конце концов, очень многое зависит от конкретного клинического случая, индивидуальных особенностей пациента. Сейчас, на пороге второго десятилетия 21 века, можно честно признать, что радикальных методов лечения шизофрении не существует. Однако, надо признать и то, что психофармакология за 50 с лишним лет совершила огромный рывок, существенно улучшив жизнь пациентов. И это даёт повод смотреть в будущее с оптимизмом, надеяться и ждать новых, ещё более совершенных лекарственных средств.

Получить дополнительную информацию о нейролептиках применяемых в клинике «Преображение», о возможности лечения тревоги данными препаратами, и узнать цены на услуги Вы можете по телефону в г. Москве 8 (495) 632-00-65.

К списку новостей

8-800-200-01-09 Звонок по России бесплатный E-mail: info@preobrazhenie.ru Адрес: г. Москва, Новоданиловская набережная, дом 4,стр. 2

Узнайте что говорят
о наших профессионалах

25.12.2013

Хотелось бы поблагодарить замечательного врача Дмитрия Владимировича Самохина за профессионализм и внимательное отношение!Самочувствие стало намного лучше! Большое спасибо!Также отдельное спасибо персоналу амбулатории!

22.08.2014

Спасибо большое всему персоналу ,за заботу и внимание. Огромное спасибо врачам за хорошее лечение. Отдельно, Инне Валерьевне, Баграту Рубеновичу, Сергею Александровичу, Михаилу Петровичу. Спасибо за понимание, терпение и профессионализм. Очень рада что пролечилась именно здесь.

20.09.2014

Хочется выразить огромную благодарность вашей клинике! Отметить профессионализм как врачей, так и младшего мед. персонала! Привезли меня к Вам на «полусогнутых» и «камнем на душе». А выписываюсь с уверенной походкой и радостным настроением. Отдельное спасибо «кухне» лечащим врачам Баклушеву М.Е, Бабиной И.В, м/с Гале, процедурной м/с Елене, Оксане. Также спасибо замечательному психологу Юлии! А также всем дежурным врачам.

Все врачи